Украина. Предвыборное и сознание «врага»

Президентские выборы на Украине состоятся 31 марта, решила Верховная Рада. Дата выборов была определена с учетом введения военного положения. В настоящее время, судя по опросам, в кампании лидирует экс-премьер Юлия Тимошенко, а не президент Петр Порошенко.

Постановление, в котором названа дата выборов, нижняя палата украинского парламента приняла вечером 26 ноября; текст постановления и сообщение о ходе заседания были опубликованы на сайте Рады. Как уточняет газета «Коммерсантъ», при голосовании решение поддержали 298 депутатов. 

Напомним, после инцидента с украинскими военными кораблями в Керченском проливе, которые, по сообщению ФСБ России, нарушили российскую границу, были обстреляны за неподчинение приказам пограничников и задержаны, президент Украины Петр Порошенко принял решение ввести в стране военное положение, а Верховная Рада утвердила его. В то же время многие политологи и даже ряд депутатов Рады высказывали мнение, что военное положение вводится для того, чтобы не проводить изначально планировавшиеся именно на март 2019 года президентские выборы.

 

П.Порошенко на учениях  / rada.gov.ua

Аналитики отмечали, что, согласно данным социологических опросов, президент Украины Петр Порошенко, который желал бы быть избранным на второй срок, не является лидером предвыборной гонки. Первое место в ней сейчас занимает лидер партии «Батькивщина», бывший премьер-министр Украины Юлия Тимошенко. Что касается самого Порошенко, то разные опросы определяют его позиции по разному, от второго до четвертого места, но сходятся в том, что отрыв у Тимошенко от него довольно значителен.

Например, Центр социальных исследований «София» (опрос проводился 6 октября, участвовал 2001 человек старше 18 лет, погрешность составила 2,2%) сообщил, что Тимошенко поддерживают 15,9% украинцев, а Порошенко – 9,3%. В то же время Международный исследовательский центр BURI (исследование проходило с 28 сентября по 5 октября; опрошены были 2032 человека, погрешность составила 2,2%) установил, что за Тимошенко готовы проголосовать 12,3% респондентов, а за Порошенко – 8,2%

Между тем инцидент с военными кораблями в Керченском проливе вызвало реакцию в мире. Так, президент США Дональд Трамп, как передает информационное агентство Reuters, сказал, что происходящее Вашинтону не нравится, однако в США надеются, что она выправится. В то же время инициированное Россией рассмотрение ситуации в Совбезе ООН не состоится, так как повестка была заблокирована. В связи с этим МИД России выразил сожаление по этому поводу, передает интернет-здание «Газета.ру».

 

Д.Трамп на церемонии зажигания свечей / flickr.com

О том, какое влияние эти события могут оказать на выборы в Украине, с «Полит.ру» поговорил Виктор Мироненко, ведущий научный сотрудник, руководитель Центра украинских исследований Института Европы РАН. 

 

Виктор Мироненко

«Я не могу оценивать инцидент в Керченском проливе, поскольку не обладаю объективной информацией. Как, впрочем, и все остальные. К сожалению, подход к освещению подобных инцидентов таков: у каждой стороны своя правда, и выяснить, что произошло в действительности, очень сложно.

Фактически, судить можно только по каким-то внешним признакам. А внешние признаки нехорошие. Да, был какой-то сухогруз, преграждавший свободный проход; почему катера, как утверждает российская сторона, там «маневрировали», были ли и нужны ли были какие-то предупреждение о проходе судов и т.п., непонятно. Анализировать это просто невозможно, но есть другой аспект, о
котором стоит говорить. Вот какой: эти инциденты, вне всяких сомнений, будут повторяться и множиться. Тенденция такова, что российско-украинский конфликт медленно превращается в главную проблему безопасности в Европе и даже мировой безопасности.

Я бы даже провел сравнение с Первой и Второй мировыми войнами, особенно со Второй. Если вспомнить, как тогда развивалась ситуация, вспомнить давние франко-германские противоречия, то можно увидеть тут сходство с нынешним положением дел. Только в роли «яблока раздора» сейчас не Саар – а Крым и, в меньшей степени, Донбасс, а вокруг этого много чего наслоено. То есть это очень серьезная, я бы даже сказал – главная опасность для мира на сегодняшний день. И что с этим делать, я не очень хорошо представляю.

Что же касается идеи о том, что в Керченском конфликте может присутствовать некий
внутриполитический украинский элемент, то есть что он может затрагивать интересы одного из кандидатов в президенты Украины – действующего президента Петра Алексеевича Порошенко… Я думаю, что этот интерес тут присутствует, но не в такой конкретной форме, как пишут СМИ. Никто не собирался отменять выборы, в Украине такого, полагаю, не произойдет. Граждане Украины не допустят, они научились напоминать власти о своем существовании и своих правах

 

Юлия Тимошенко в Раде / rada.gov.ua

В отличие от России, в Украине есть система сдержек и противовесов, пусть стихийно возникшая и, быть может, диковатая, но действующая. Есть Верховный Совет (Рада), есть президент, есть СНБО, есть правительство – и между ними не все гладко, не как у нас. У нас Владимир Владимирович сказал – все тянутся по стойке «смирно». Там же – немного другая ситуация, поскольку природа обществ, которые сейчас формируются в России и в Украине, различны.

Но, если помните, на международной конференции «Ялтинская европейская стратегия», на котором мне посчастливилось быть, президент Порошенко фактически объявил о начале своей предвыборной кампании. Содержание его выступления не оставляло сомнений, что главной идеей этой кампании должна быть именно защита Украины (а также вера и украинский язык). И, честно говоря, вряд ли какой-то другой человек на его месте смог бы выбрать другую главную, стержневую идею предвыборной кампании.

Экономическая ситуация в стране очень плоха (и этом вина не только Порошенко и правительства Украины, тут и Россия приложила руку, и в целом мировая ситуация повлияла). Международный валютный фонд, не очень хорошо понимая Украину и руководствуясь своими обычными принципами, выдвигает новые и новые требования к ней, чтобы как-то стабилизировать финансовую ситуацию, и Украина вынуждена их выполнять. Поэтому, честно говоря, я не вижу большого пространства для действующего сейчас президента использовать социально-экономическую, внутреннюю проблематику в предвыборной кампании.

 

П.Порошенко осматривает корабли ВСУ / 112.ua

Какую же проблематику он тогда может использовать? Только одну – реально существующую угрозу территориальной целостности. Территориальной целостность Украины уже нарушена; существует угроза сепаратизма внутри и поддержка этого сепаратизма со стороны соседней страны. В контексте этого инцидент в Керченском проливе закономерен. Но это очень опасная игра. Она опасна с обеих сторон – и украинской, и с российской.

Что с этим делать? Об этом можно говорить, и даже очень долго. Меня удивляет другое – некое облегченно-спокойное отношение ко всему происходящему. Это отношение демонстрируют как гражданское общество в России, так и гражданское общество в Украине – усилиями пропаганды и там, и там уже сформировано общественное мнение, что вторая сторона конфликта – просто враги, и разговаривать с ними не о чем. Это можно услышать практически на любом российском телеканале. Примерно та же ситуация наблюдается и в украинских СМИ. Да, она чуть отличается, так как в Украине СМИ не контролируются государством, они принадлежат разным людям и политическим группировкам, то есть существует некоторый диапазон мнений. Но в целом все равно формируется сознание «врага», что у нас, что там.

Как это можно расценить? Я не могу это назвать ничем иным, кроме как подготовкой общественного сознания к войне и в этом – колоссальная опасность. Я как историк сейчас с ужасом смотрю на то, как предвоенная ситуация в Европе повторяется практически точь-в-точь. Только теперь она перенесена с запада на восток Европы, между Россией и Украиной, но все шаги, действия сторон, реакции, обиды и реваншистские настроения, сильно распространяемый «патриотизм» мелкого пошиба, очень похожи.

 

Донбасс. Указатель на дороге / flickr.com

Плюс похожа невнятная реакция на это остальной Европы – какие-то там санкции, декларации и прочее, в то время на востоке Европы углубляется и обостряется конфликт, который способен перерасти в большой военный конфликт, куда неизбежно втянутся все остальные силы. И НАТО, и Соединенные Штаты. То есть так может начаться Третья мировая война.

Все это происходит на наших глазах, а мы на это реагируем как-то странно. В Украине считают, что Россию надо разрушить; в России придерживаются концепции ограниченного суверенитета: мол, Украина – «страна суверенная, но не совсем». И наблюдается еще задумчиво-мечтательная, я бы так ее назвал, позиция мирового сообщества. Вот, к примеру, в Совете безопасности ООН ведутся какие-то обсуждения. Но они же абсурдны! Как можно на заседании Совета безопасности обсуждать, заходили ли катера в российские территориальные воды, если никто, кроме самой России и еще трех-четырех стран, формально эти воды российскими не признает?

Что касается выборов в Украине, то я уверен и очень надеюсь на то, что они пройдут в намеченный срок. Соответствующий закон принят; более того, сказали, что 31 марта – срок незыблемый, и выборы должны всегда проходить в это время. Потому что для Украины никакой альтернативы предоставлению гражданам максимально допустимых свобод, экономических, политических и любых других, просто не существует. Она уже очень сильно израсходовала свои ресурсы – за исключением, может быть, плодородной земли (а то и без исключения), так что ее главный ресурс – это люди. А люди без определенной степени свободы не работают.

 

Бандурист на улице Киева / pixabay.com

Думаю, это понял Порошенко. Ему подсказали – три бывших президента Украины, собравшись, одновременно высказали эту точку зрения. Правильную, на мой взгляд: мол, война войной – а политическая жизнь политической жизнью, она должна у вас идти. Тем более, что в этой жизни не все просто: нарушена территориальная целостность страны, а, кроме того, есть угроза ее развала изнутри. И сложно еще сказать, какая опасность больше – они обе серьезны, защищаться надо от обеих. Однако сейчас все внимание сосредоточено на одной угрозе», – сказал Виктор Мироненко.

Источник: polit.ru

Добавить комментарий