Терракотовая пьета Микеланджело

Группа искусствоведов под руководством профессора Клаудио Крешентини (Claudio Crescentini) выпустила книгу «Микеланджело и пьета из терракоты», где доказывается, что небольшая терракотовая композиция, считавшаяся работой XIX века, на самом деле принадлежит Микеланджело и служила скульптору моделью для одного из самых известных его произведений. Историю их поисков рассказывает The Telegraph.

Историкам искусства хорошо известный так называемые боццетти (bozzetti) – модели, которые скульпторы эпохи Возрождения создавали перед тем, как высечь статую из мрамора или отлить из бронзы. Обычно они делались небольшого размера, были и те, что воспроизводили будущую статую в полную величину.

Некоторые боццетти сохранились. В музеях Флоренции, Лондона, Хьюстона и Ванкувера есть около трех десятков моделей, приписываемых Микеланджело, но подлинность многих из них оспаривается. Микеланджело делал свои модели из воска, глины или терракоты. Обычно они значительно меньше будущих скульптур. Только хранящийся в музее «Каза-Буонаротти» во Флоренции «Речной бог» сделан в полную величину. О реставрации этой работы мы рассказывали ранее.

История терракотовой пьеты (то есть скульптурной сцены оплакивания Иисуса) началась около двадцати лет назад. Она была куплена антикваром из северной Италии. Тот не отнесся к ней, как к чему-то ценному, считая ее рядовой работой неаполитанского скульптора XIX века, грубым подражанием Микеланджело, ширпотребом, изготовленным в расчете на невзыскательную публику. В конце концов антиквар продал ее за смешную сумму частному коллекционеру.

Но коллекционер заподозрил, что терракотовая пьета была выполнена самим Микеланджело. Слишком сильным было ее сходство со знаменитой «Пьетой», выполненной молодым Микеланджело в 1498 – 1499 годах.

Скульптор получил тогда заказ от кардинала Жана Билэра на мраморную статую оплакивания Христа для его гробницы. Скульптор выбрал редкий тогда тип композиции, восходящий, как считается, к немецким деревянным статуям XIII – XV веков, где Мария обнимает тело сына, лежащее у нее на коленях. Но в отличие от них Микеланджело изобразил Марию юной женщиной.

Созданная Микеланджело статуя принесла ему громкую славу. Вот как рассказывает о ней Вазари:

«Пусть никогда и в голову не приходит любому скульптору, будь он художником редкостным, мысль о том, что и он смог бы что-нибудь добавить к такому рисунку и к такой грации и трудами своими мог когда-нибудь достичь такой тонкости и чистоты и подрезать мрамор с таким искусством, какое в этой вещи проявил Микеланджело, ибо в ней обнаруживается вся сила и все возможности, заложенные в искусстве. Среди красот здесь, помимо божественно выполненных одеяний, привлекает внимание усопший Христос; и пусть и в голову не приходит кому-либо увидеть обнаженное тело, выполненное столь искусно, с такими прекрасными членами, с отделанными так тонко мышцами, сосудами, жилами, одевающими его остов, или увидеть мертвеца, более похожего на мертвеца, чем этот мертвец. Здесь и нежнейшее выражение лица, и некая согласованность в привязке и сопряжении рук, и в соединении туловища и ног, и такая обработка кровеносных сосудов, что поистине повергаешься в изумление, как могла рука художника в кратчайшее время так божественно и безукоризненно сотворить столь дивную вещь; и, уж конечно, чудо, что камень, лишенный первоначально всякой формы, можно было когда-либо довести до того совершенства, которое и природа с трудом придает плоти. В это творение Микеланджело вложил столько любви и трудов, что только на нем (чего он в других своих работах больше не делал) написал он свое имя вдоль пояса, стягивающего грудь Богоматери; вышло же это так, что однажды Микеланджело, подойдя к тому месту, где помещена работа, увидел там большое число приезжих из Ломбардии, весьма ее восхвалявших, и когда один из них обратился к другому с вопросом, кто же это сделал, тот ответил: «Наш миланец Гоббо». Микеланджело промолчал, и ему показалось по меньшей мере странным, что его труды приписываются другому. Однажды ночью он заперся там со светильником, прихватив с собой резцы, и вырезал на скульптуре свое имя» (пер. А. И. Венедиктова и А. Г. Габричевского).

Подпись, упомянутая Вазари, действительно стоит на статуе: MICHAELA[N]GELUS BONAROTUS FLORENTIN[US] FACIEBA[T] («Микеланджело Буонарроти, флорентиец, сделал»).

«Пьета» была установлена в капелле святой Петрониллы в римском соборе святого Петра, где был погребен кардинал-заказчик. Позже, когда собор был перестроен по проекту Браманте, эта капелла была разобрана, но «Пьета» осталась в соборе, в капелле справа от главного входа. С тех пор она покидала Рим лишь один раз, когда была отправлена на Всемирную выставку в Нью-Йорке 1964 – 1965 годов.

«Пьета» Микеланджело. Фото: Juan M Romero

Итак, новый обладатель террактовой пьеты счел неслучайным ее сходство со скульптурой Микеланджело и обратился к специалистам. Но, чтобы исследовать саму статую и провести поиски в архивных документах, у ученых ушло более десяти лет. И лишь недавно они пришли к выводу, что статуя действительно представляет собой боццетто для той самой «Пьеты» Микеланджело.

За это время им удалось найти в письменных источниках несколько подтверждений того, что Микеланджело действительно перед началом работы над статуей из каррарского мрамора изготовил модель из терракоты. Упоминания о модели содержат документы 1591, 1600 и 1610 годов, хранящиеся в архивах Рима и Болоньи. Также модель упомянута в письме 1585 года, которое написал один из помощников Микеланджело Антонио Басойя. «Она оказалась самой документированной терракотовой статуей эпохи Возрождения. У нас сейчас гора документов. Они стали последней частью головоломки. Тайна раскрыта», – говорит американский искусствовед Рой Долинер (Roy Doliner).

Изучение самой работы показало, что она была покрыта девятью слоями яркой краски, которые в ходе продлившейся три года реставрации сняли, открыв изначальный вид терракоты. Материалом для статуэтки послужила смесь глины с доломитом, что делало готовую работу похожей на мрамор. Доломит, по утверждению авторов исследования, был добыт в Апуанских Альпах, там же, где Микеланджело приобретал мрамор. Анализ работы показал, что она была выполнена в период с 1473 по 1492 год. Обращает на себя внимание и тот факт, что длина терракотовой модели — 58,3 см, что хорошо соответствует старинной флорентийской мере длины (braccio fiorentino), равной 58 сантиметрам. Именно такой длины Микеланджело обычно делал свои боццетти.

Исследователи полагают, что Микеланджело изготовил модель, чтобы убедить кардинала поручить работу над статуей ему. «Микеланджело был флорентийцем, неизвестным в Риме и без каких-либо покровителей. Терракотовая фигура была его шансом получить заказ», — рассказывает Долинер. – Он получил его, и это сделало его репутацию на всю оставшуюся жизнь».

В качестве независимого эксперта выводы авторов оценила искусствовед Патриция Нити (Patrizia Nitti), бывший директор парижского Музея Майоля. «Честно говоря, сначала у меня было много сомнений. Очень часто люди приходят к нам, утверждая, что нашли работу Микеланджело. Мы очень, очень осторожны и скептически настроены», – призналась она в комментарии для The Telegraph. Однако изучение документов убедило ее в правильности гипотезы об авторстве Микеланджело. «Это прекрасный подарок итальянскому народу», – заключила Нити.

Источник: polit.ru

Добавить комментарий