Отставка лидера нации

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев во вторник ушел в отставку. Временно исполнять его обязанности будет глава Сената республики Касым-Жомарт Токаев. При этом сам Назарбаев в обращении к нации сообщил, что возглавит Совет безопасности Казахстана.

Своим мнением о том, продолжит ли Назарбаев влиять на казахскую политику, произойдут ли какие-то резкие перемены и как на события отреагирует Россия, с «Полит.ру» поделился ведущий эксперт Центра политических технологий Алексей Владимирович Макаркин.

 

Макаркин Алексей

Эта отставка – это, конечно, «уход в Дэн Сяопины». Хотя, безусловно, есть и свои нюансы. В Китае есть такая большая рамка для всей элиты, как Коммунистическая партия. И Дэн Сяопин все-таки был одним из руководителей Китая. Мы просто не так хорошо знаем других руководителей, таких, например, как Чэнь Юнь или Ли Сяньнянь, но у них тоже было большое влияние, тоже был ореол участников национально-освободительной борьбы. То есть Дэн Сяопин, даже при том, что он, конечно, был номером один, все-таки не был такой доминирующей фигурой, как Назарбаев. И, как я уже сказал, была Коммунистическая партия. В Казахстане есть свой аналог «Единой России», но это, конечно, все-таки не такая сила, как Коммунистическая партия Китая. Не столь укорененная, не столь могущественная. И не представляющая, так скажем, коллективное руководство.

Это попытка «уйти в Дэн Сяопины». И на самом деле достаточно растянутая во времени. Назарбаев достаточно много сделал для того, чтобы, во-первых, закрепить свой статус. Он уже официально «лидер нации». Надо же как-то компенсировать отсутствие такого инструмента, как Коммунистическая партия. Это компенсируется, во-первых, повышением своего статуса, фактически до уровня надвластных структур, до уровня человека, который уже вошел в историю.

Во-вторых, это компенсируется за счет децентрализации власти. Была усилена роль парламента по сравнению с ролью президента. В-третьих, подбирается преемник. Токаев – человек спокойный, консервативный. Он старый соратник Назарбаева, от которого не приходится ожидать каких-то страшных или резких шагов. Дэн Сяопин, кстати, начинал делать ставку на следующее поколение, на молодых. И, по сути, пошел методом проб и ошибок. А не окажется ли преемник слишком похожим на Михаила Сергеевича Горбачева? Если окажется, тогда все, под домашний арест. Здесь же ставка делается на человека уже проверенного, человека с дипломатическим опытом, уже много лет являющегося спикером сената.

Но это не значит, что Токаев по своим возможностям будет вторым Назарбаевым. Потому что он, во-первых, не является «лидером нации», лидер нации может быть только один. Во-вторых, как я уже сказал, там были перераспределены полномочия. И, в-третьих, думаю, что немалую роль будут играть представители семьи Назарбаева. Есть его племянники, Сатыбалдыулы и Абиш. Когда-то был сценарий, что дочку Назарбаева рассматривали чуть ли не в качестве преемницы, но он уже давно оставлен.

Чем отличается Токаев? Тем, что он не спешит. Старший зять Назарбаева, Алиев, стал спешить. И очень плохо закончил. А Токаев никогда не спешил, не стремился показать свои властные амбиции, всегда стремился показать себя как надежного соратника Нурсултана Абишевича. Сам Назарбаев будет при этом играть роль условного «Дэн Сяопина», но с теми поправками, о которых я сказал.

Резкой смены курса в результате отставки я не ожидаю. Думаю, что балансирование между Россией, Китаем и Западом сохранится. Это принципиальный подход, в целом соответствующий не только приоритетам отца-основателя, но и приоритетам элиты Казахстана. Они тоже понимают, что с Россией не стоит ругаться, к Китаю слишком близко прислоняться не стоит и Запад игнорировать не стоит.

В связи с этим не думаю, что Россия решит что-то устраивать в Северном Казахстане. Выскажу не очень популярное мнение, но на силовые акции Россия идет, когда, с точки зрения российского руководства, деваться больше некуда. Крым взяли, исходя из того, что иначе флоту придется уходить из Севастополя. А это означает падение престижа и рейтинга, вызывает ощущение, что загнали в угол. Когда начинали операцию в Сирии, исходили из того, что если мы потеряем Асада, мы потеряем какое-либо влияние на Ближнем Востоке. А оно исторически существует, еще со времен государя-батюшки Николая I.

А вот, например, уже с Венесуэлой Россия очень осторожна. С Казахстаном повода нет. Наоборот, есть ребята, которые хотели поднять русских там, и в разное время они оказывались в местах лишения свободы. Поэтому такой перспективы не просматривается. Не видно, зачем нужно было бы взрывать ситуацию.

Существует ШОС. В рамках ШОС есть некоторый баланс интересов между Россией, Китаем и Центральной Азией. Этот баланс интересов потихоньку сдвигается в сторону одного из партнеров, и это отнюдь не Россия. Это, конечно, Китай, за счет активных инвестиций, мягкой силы. Но каких-то оснований для того, чтобы взорвать ситуацию, здесь нет. Если балансирование Казахстаном между Россией, Китаем и Западом сохранится, то такая перспектива не просматривается. А оно, вероятно, сохранится, в нем заинтересованы все крупные игроки. Если неожиданно Казахстан объявит, что он хочет в НАТО, в НАТО, думаю, будут очень удивлены.

Смены режима в странах Центральной Азии уже происходили. Главный интерес России при этом – это купирование исламского радикализма. В связи с этим есть, например, такая экзотика, как совместные переговоры России и США с талибами (организация запрещена в РФ – прим. ред), чтобы они боролись с ИГИЛ (организация запрещена в РФ – прим. ред.). То есть используют старых радикалов против новых, которые совсем уж дикие. Работа в этом направлении идет, и именно в этом главный интерес России при смене режима в странах Центральной Азии.

Был момент, что Россия поддержала оппозицию Бакиеву в Киргизии. Но Бакиева воспринимали как обманщика. Он обещал убрать американскую базу, а в результате он ее только переименовал. В транзитный центр, кажется, точно не помню. Соответственно, Россия в этой ситуации явно симпатизировала оппозиции. Пришли к власти новые лидеры, и американцы оттуда ушли. Ну а в Казахстане американские военные базы отсутствуют.

С любезного разрешения президента Центра политических технологий Бориса Макаренко «Полит.ру» публикует его реакцию в Facebook на эту новость.

 

Борис Макаренко

Спустя 28 лет и два дня после референдума о сохранении СССР (а на самом деле — его де-факто развала, поскольку 6 из 15 республик не проголосовали «За») — уходит последний первый секретарь ЦК Компартии союзной республики.

Назарбаев продержался дольше всех. Потому что лучше других играл роль «отца нации», столь важную для новой государственности. Потому что продвинулся дальше, чем остальные в авторитарной модернизации (да, авторитарной, но и да — модернизации). Потому что умело управлял конфликтами в элитах. Ну и, конечно, потому, что Всевышний даровал ему недюжинное здоровье.

Почему уходит? Потому что, наверное, верит, что сумел выстроить элитную конфигурацию, которая обеспечит преемственность власти. Прав ли он — покажет время.

Фигура на постсоветском пространстве недюжинная и многим вызывающая уважение. В том числе и тем, что ушел сам.

Источник: polit.ru

Добавить комментарий