Нежелательная статья УК

Следователи Ростова впервые в России возбудили уголовное дело по статье 284.1 Уголовного кодекса, предполагающей наказание за руководство организацией, признанной на территории России нежелательной, или за участие в деятельности такой организации. «Дело возбуждено в отношении активистов «Открытой России», сегодня проходят обыски в Ростове и Казани», — сообщил в своем фейсбуке руководитель Международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков.

Уголовное дело было возбуждено в отношении бывшего главы ростовского отделения и члена федерального совета «Открытой России» Анастасии Шевченко, передает «Новая газета». Уголовное дело по статье 284.1 может быть возбуждено в отношении руководителя организации, признанной на территории РФ нежелательной, или в отношении лица, которое дважды в течение года привлекалось к административной ответственности за аналогичное деяние.

По словам Павла Чикова, за последние три года только активистов «Открытой России» привлекали к административной ответственности за участие в деятельности нежелательной организации. «Рано или поздно попытка возбудить уголовное дело, по этой логике, должна была случиться. Надеюсь ее ждет такая же судьба быть прекращенным за отсутствием состава преступления», — добавил он.

Своим мнением о статье 284.1 УК РФ и о других законах, связанных с деятельностью некоммерческих организаций, поделился адвокат Максим Андреевич Крупский.

 

Максим Крупский

Я, к сожалению, не знаком с фактурой дела, поэтому не могу прокомментировать конкретную юридическую ситуацию. В целом же и составы, связанные с нежелательными организациями, и составы, связанные с иностранными агентами, за последние годы зарекомендовали себя как политические. Эти составы преступления (или правонарушения, если мы говорим о КоАП) преследуют определенные политические цели.

Кроме того, со статьей 284.1 УК РФ связана проблема повторного привлечения к ответственности. Так называемые повторные составы, когда мы говорим, что преступление возникает в результате повторного совершения административного правонарушения, на мой взгляд, не должны существовать в праве. Так как это в чистом виде привлечение человека к ответственности дважды за одно и то же деяние. Повторное административное нарушение может влиять на вид или размер наказания, но никак не на квалификацию того, что человек сделал. Нельзя на этом основании переносить какие-то деяния из КоАП в УК и называть их преступлениями. С точки зрения права, это некорректный состав, и, на мой взгляд, он противоречит Конституции.

Эти составы представляют собой, по сути, дамоклов меч, который постоянно висит над некоммерческими организациями и в любой момент может опуститься. Они изначально в определенной степени предполагают избирательное применение, так как в определения «иностранных агентов» и «нежелательных организаций» заложена оценочность.  

Также своим мнением о понятии «нежелательная организация» в российском законодательстве с «Полит.ру» поделилась старший юрист фонда «Общественный вердикт» Елена Юрьевна Першакова.

 

Елена Першакова

В принятии закона о «нежелательных организациях», которым была введена уголовная ответственность за якобы участие в деятельности «нежелательных организаций», нет, конечно, никакого смысла, кроме репрессивного. Вместе с тем, чрезвычайно беспокоит даже не это, не сами по себе статья в уголовном кодексе или этот закон, а то, как они применяются. Это тот случай, когда для фантазии правоприменителя границы определить весьма затруднительно, поскольку формулировки в законодательстве крайне размыты, и непонятно, кому, к чему и за что стоит готовиться.  Об этом свидетельствует и тот факт, что в законодательстве речь идет о «нежелательных организациях», коими могут быть признаны иностранные или международные организация, признаны «нежелательными» организации, имеющие в своем названии «Открытая Россия» с дислокацией в Великобритании, а в России привлекают к административной ответственности по статье 20.33 КоАП РФ за якобы участие в деятельности «нежелательной организации» активистов российской организации «Открытая Россия».

И второй факт непредсказуемости применения репрессивного закона о «нежелательных организациях» – это привлечение к административной ответственности за якобы участие в деятельности «нежелательной организации» юридических лиц, а именно образовательных учреждений и их должностных лиц: в 2016 году штрафы получили Региональный центр инноваций (50 000 рублей), Поволжская государственная социально-гуманитарная академия (20 000 рублей), Самарский государственный технический университет (50 000 рублей) и его должностное лицо (20 000 рублей), в 2017 году штрафы получили Поволжский государственный университет сервиса (50 000 рублей) и его должностное лицо (20 000 рублей), Центр гуманитарных технологий и исследований «Социальная механика» (50 000 рублей) и его должностное лицо (20 000 рублей). Есть среди привлеченных к административной ответственности по статье 20.33 КоАп РФ и российская некоммерческая организация, профессионально занимающаяся вопросами общественного здоровья (профилактика и лечение ВИЧ-инфекций и туберкулеза).

Мне известно, что перечисленным организациям были назначены штрафы, но не все решения я видела и можно лишь догадываться, что именно было признано участием в деятельности «нежелательной организации» или распространением материалов «нежелательной организации», а на это имеется запрет по нашему законодательству. Но даже при том, что фактура административных дел неизвестна – мне сложно представить, как и чем может угрожать национальной безопасности образовательное учреждение или организация, занимающаяся профилактикой ВИЧ-инфекций. Это не укладывается в голове и в мои представления о национальной безопасности.

Источник: polit.ru

Добавить комментарий