Курильские раздоры

Идея главы правительства Японии Синздо Абэ решать вопрос о Курильских островах с Россией поэтапно и на основе договора 1956 года вызвала разноречивую реакцию в самой Японии. Эксперт комментирует ситуацию.

Напомним, Япония претендует на принадлежащие России южнокурильские острова Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи, ссылаясь на Трактат о торговле и границах 1855 года. Россия отказывает в передаче, поскольку Южные Курилы вошли в состав СССР по итогам Второй мировой войны, и это обстоятельство закреплено в международном праве.

 

Синдзо Абэ / flickr.com

При этом согласно советско-японской декларации 1956 года СССР должен передать Японии остров Шикотан и гряду Хабомаи, однако сделать это следует только после заключения мирного договора между двумя странами, а договор до сих пор не был заключен.

Япония неоднократно возвращалась к обсуждению территориального вопроса, однако Россия не была заинтересована в предлагаемых Токио условиях. Наконец, в ноябре во время встречи в Сингарупе российский президент Владимир Путин и японский премьер Синздо Абэ объявили о намерении ускорить переговоры именно на основе декларации 1965 года. 16 ноября Абэ заявил, что в случае передачи японской стороне российской части Курильских островов там не будут размещены военные базы США, сообщило японская газета Asahi Shimbun.

 

База ВВС США / pixabay.com

Как пишет газета «Коммерсантъ», идея урегулирования спора на основе декларации 1965 года была неоднозначно воспринята в самой Японии и даже породила угрозу раскола в элитах и обществе. 64,9% японцев отнеслось к инициативе положительно, показали опросы, проведенных газетами Asahi Shimbun, Sankei Shimbun и телеканалом Fuji. Однако резко против этой идеи выступил лидер правящей Либерально-демократической партии Тосихиро Никаи, который считает изменение позиции страны «недопустимым».

Между тем, отмечает российская газета, в России предложение также имело резонанс: активисты на Сахалине начали сбор подписей против любых территориальных уступок Японии.

О том, какова вероятность разрешения территориального спора между Россией и Японией по Южным Курилам и какая из сторон в этом заинтересована, с «Полит.ру» поговорил Олег Бондаренко, директор Фонда прогрессивной политики.

 

Олег Бондаренко

«Не знаю, сколько этот спор может оставаться нерешенным – вопрос, скорее, в том, кто торопит нас именно сейчас решать его. Совершенно неочевидно, что нужно решать его именно сегодня. Зачем это России? Что мы получим оттого, что разрешим этот спор?

Сложность не в том, чтобы решиться отдать Японии две скалы, на которых никто не живет, два острова, состоящих из камня. Если помните, речь идет именно о таких островах в гряде Южных Курил – островах Шикотан и Хабомаи. Сложность в том, что это может стать прецедентом. Если Япония может вернуть себе хотя бы два квадратных метра того, что потеряла по итогам Второй мировой войны, то есть ведь еще и много других государств, границы которых после этой войны изменились.

 

Японский танк на Курильских островах  / pixabay.com

Так что я совершенно не уверен, что подобный вопрос нужно решать именно сейчас. Тем более, что совсем неясно, что же Россия может получить взамен. То есть очевидны только потери – в первую очередь репутационные, имиджевые, глобальные. И совершенно неочевидны приобретения – что такого мы получим? Этот вопрос интересно решить только Японии.

Так что я не считаю, что Россия заинтересована в том, чтобы урегулировать территориальный спор с Японией как можно скорее. От наличия или отсутствия мирного договора России с Японией ничего, в общем, не зависит. Этот договор – бумажка, которая важна лишь с точки зрения дипломатического протокола, не более того. А глобально она ни на что не влияет.

Может ли Япония предложить России нечто взамен этих островов – нечто такое, что России было бы интересно? Нет, не может, ей просто нечего предлагать. Так что курильский вопрос был заморожен уже давно и по понятным причинам, а размораживать его совершенно не нужно. Не берусь рассуждать, чем руководствуются японские чиновники, когда вновь и вновь поднимают этот вопрос, но вполне допускаю, что в представлении самих японцев он до сих пор остается довольно актуальным и важным.

 

День Северных территорий в Японии / YouTube.com

Японцы считают, что это их острова, которые Россия присвоила; по большому счету это означает, что таким образом они не признают итогов Второй мировой на одном из фронтов. Они признают итоги войны в ситуации с США, но не признают их со стороны советско-российской. Но это их проблема.

А если говорить о том, что в России (на Сахалине главным образом) активисты стали собирать подписи под петицией не делать никаких территориальных уступок Японии, то с их точки зрения основания для беспокойства у них есть. Если Япония заявляет о том, что она рассчитывает разрешить этот спор в ближайшее время, значит, можно думать, что у нее есть для таких утверждений какие-то основания. Не на пустом же месте так говорят, верно? Вот это воспринимается как повод для беспокойства», – сказал Олег Бондаренко.

Источник: polit.ru

Добавить комментарий