Кручу, верчу, зашорить хочу

Молдавия нечасто попадает на первые полосы российских газет, как правило только из-за очередного политического кризиса или из-за очередного коррупционного скандала (эти события довольно часто связаны друг с другом). «Затишье» которое наблюдается сейчас скоро окончится — 24 февраля в республике пройдут парламентские выборы и Молдавия вновь окажется в центре внимания.

Молдавия — одна из немногих парламентских республик на постсоветском пространстве. Согласно недавно принятым поправкам в законодательство, 101-местный парламент избирается по смешанной системе, 50 депутатов по партийным спискам, 51 — в одномандатных округах (три округа, что характерно, представляют заграничную диаспору).

Естественно, свои списки выдвинули множество партий, но самая, пожалуй, странная — партия «Шор», названная в честь Илана Шора, крайне своеобразного человека. Из «Википедии» можно узнать, что Илан Шор — политик и бизнесмен, мэр небольшого города Оргеев. Для того, чтобы узнать менее комплементарные подробности биографии приходится «копать».

В 2017 году Шор был приговорен к 7,5 годам заключения за организацию «молдавской прачечной», целой системы, через которую прошел примерно миллиард долларов, гигантские для нищей Молдавии деньги. Тогда центробанк страны был вынужден докапитализировать крупнейшие коммерческие банки, что стало причиной многотысячных демонстраций в Кишиневе в 2015 году.

«Молдавская прачечная» была устроена по-своему гениально — возможно это вообще крупнейшая схема по отмыванию денег на постсоветском пространстве за всю историю. Схема была устроена довольно сложно. Две компании-пустышки, тайно контролируемые российскими «отмывателями», заключали фиктивный договор займа (в реальности никаких денег заемщику не перечислялось). Поручителями по долгу выступали российская компания и обязательно гражданин Молдавии. Одна из сторон договора отказывалась расплатиться по «долгу», и «кредитор» выставлял требования к поручителю. Поскольку в сделке присутствовал молдаванин, дело рассматривалось местным судом, где «коррумпированный судья» выдавал официальный приказ, обязывающий российскую компанию выплатить долг. Суд также назначал пристава, который тоже являлся частью мошеннической схемы, тот открывал счет в одном из молдавских банков, куда российская компания переводила деньги, погасив несуществующий долг. Уже из молдавских банков деньги переправлялись на счета банков в Латвии, а оттуда — в другие страны.

Илан Шор как раз пригождался на этапе прохождения денег через молдавские банки. Он занимал пост председателя совета директоров Banca de Economii, а также являлся акционером Ваnса Sociala и Unibank. Более того, как выяснила нанятая Нацбанком Молдовы для расследования махинации независимая компания Kroll, даже инкассаторская машина, на которой перевозились документы Ваnса de Economii и которая позже была найдена обгоревшей, принадлежала охранному агентству Klassika Force Илана Шора.

Что характерно, экс-премьер Влад Филат в результате расследования оказался в заключении (не без помощи Шора — тот охотно давал показания), правительство не устояло, а Шор так и живет на свободе и занимается политической деятельностью. Дело в том, что, согласно местным законам, осужденный берется под стражу только после утверждения его приговора апелляционной инстанцией — а дело из районного в вышестоящий суд из-за «бюрократических проволочек» так и не было передано. Более того, осужденный никак формально не ограничен в правах на занятие политикой, то есть уголовник совершенно законно может стать мэром или даже депутатом парламента.

Конечно, сложно себе представить, что Шора просто «забыли» арестовать. Политологи указывают, что он, фактически, действует в интересах правящей ныне Демократической партии Молдовы, возглавляемой одним из богатейших людей страны Владимиром Плахотнюком. Партия «Шор» может быть и не преодолеет шестипроцентный барьер, но может провести много одномандатников, что сильно повлияет на расклад сил в парламенте.

Пока что социологические опросы говорят, что списки в парламент проведут только три партии. Фаворит — оппозиционная ныне (хотя и получившая в 2014 году относительное большинство голосов) Партия социалистов Республики Молдова, лидеры которой не скрывают своего желания сблизиться с Россией. Опросы дают ей 35,6% голосов. Правоцентристский блок ACUM не имеет представительства в парламенте, но активно поддерживается западными партнерами Молдавии и претендует на второе место с 16,3%. Демократическая партия Владимира Плахотнюка теряет популярность, но все равно за нее готовы проголосовать 13,2% граждан.

Как утверждает основатель «Нашей партии» Ренато Усатый (один из фаворитов предвыборной гонки 2014 года, но его партия была снята незадолго до голосования), Шору запрещен въезд в Россию с 2015 года за нанесенный в результате финансовых махинаций ущерб ряду российских банков. Может быть правильно, что Шора не впускают в Россию? Москва, кажется, давно отказалась от идеи прямого вмешательства во внутренние дела Молдавии — но можно хотя бы таким образом показать свое отношение к политикам с, мягко говоря, сомнительной репутацией.

Источник: polit.ru

Добавить комментарий