ФНБ пахнет нефтью

Совет директоров Банка России понизил ключевую ставку, до 7,5% годовых. Глава регулятора Эльвира Набиуллина допускает еще два снижения до конца года. По мнению аналитиков, это может произойти на опорных заседаниях в сентябре и декабре. 

«Мы действительно дали сигнал, что возможен переход к нейтральной ставке до середины 2020 года. Это означает и, возможно, одно, и, возможно, и два понижения ставки в этом году, если ситуация будет развиваться в соответствии с нашим базовым сценарием, если не будет никаких негативных сюрпризов», — сказала Набиуллина.

Следующее заседание, на котором будут принимать решение по этому поводу, запланировано на конец июля. «Банк России будет принимать решения по ключевой ставке с учетом фактической и ожидаемой динамики инфляции относительно цели, развития экономики на прогнозном горизонте, а также оценивая риски со стороны внутренних и внешних условий и реакции на них финансовых рынков», — говорится в официальном сообщении регулятора.

«Учитывая что оценка ЦБР нейтральной процентной ставки находится где-то между 6% и 7%, это будет соответствовать как минимум еще двум снижениям по 25 базисных пунктов», — пишут эксперты Capital Economics. С учетом того, что цикл смягчения политики будет постепенным, это может означать снижение ставки на следующих трех опорных заседаниях — в сентябре и декабре этого года, а также в марте 2020 года, предложили они свой рабочий сценарий, ожидая ставку в 6,75% к концу следующего года.

Нынешнее снижение ставки произошло впервые с марта прошлого года и полностью соответствует ожиданиям экономистов и рынков. О нем говорили большинство опрошенных экспертов. По их мнению, регулятор повышал ключевую ставку в ожидании того, что рост цен этой весной ускорится до 5,5–6% в годовом выражении, но оказалось, что налоговый риск был переоценен, а годовая инфляция достигла пика в 5,3% в марте, после чего пошла на спад.

Набиуллина также предрекла дефляцию летом и осенью текущего года, но объяснила ее исключительно сезонными факторами на фоне ожидаемого хорошего урожая. «Если будут какие-то мощные одноразовые дезинфляционные факторы — конечно, возможно, что инфляция будет ниже. Но пока мы не видим большой вероятности этого. Будем смотреть на динамику поступающих данных и оценивать на следующем заседании динамику инфляции», — сказала глава Центробанка. По ее оценкам, сейчас «уровень инфляции месячной, сезонно очищенной, находится где-то около 4%». По сравнению с мартом краткосрочные проинфляционные риски снизились. В этих условиях с учетом проводимой денежно-кредитной политики Банк России снизил прогноз годовой инфляции по итогам 2019 года с 4,7–5,2 до 4,2–4,7%. 

Снижение ставки — это фактор риска для рубля. Чем она ниже, тем менее привлекательны российские активы для иностранных инвесторов. есть и более серьезные риски для российской валюты — санкции и торговые войны. «Если на геополитическом пространстве все пойдет по пути конфронтации, то есть все шансы увидеть курс российского рубля на уровне в 80 за доллар. Это может случиться даже стоимости нефти на уровне в 80 долларов за баррель», — рассуждает руководитель аналитического департамента «Международного финансового центра» Роман Блинов.

Кроме того, Набиуллина опасается, что обсуждаемые варианты использования Фонда национального благосостояния сверх порога в 7% валового внутреннего продукта могут в итоге ослабить бюджетное правило и повысить уязвимость экономики. Если нефтегазовые доходы бюджета после достижения ликвидной части ФНБ 7% будут расходоваться в полном объеме, «это означает, что мы восстанавливаем зависимость внутренних показателей от изменения цены на нефть», предупредила в пятницу Набиуллина. Даже если тратить только часть этих допдоходов, по сути, это будет равнозначно повышению цены отсечения.

«Это может привести к одноразовому, одномоментному повышению реального курса рубля, некоторому снижению конкурентоспособности наших компаний. Но в принципе эффект стабилизирующий у правила останется», — пояснила председатель ЦБ. Если же власти все-таки решат инвестировать средства ФНБ внутри страны, эти вложения должны вести к повышению потенциальных темпов экономического роста, подчеркнула Набиуллина: «Тогда проинфляционного эффекта будет меньше, и нам не нужно будет реагировать денежно-кредитной политикой».

Источник: polit.ru

Добавить комментарий