Doing Business. Почему Россия не входит в топ

В рейтинге Всемирного банка Doing Business Россия поднялась с 35 по 31 место. Она, однако, не сумела войти в первую двадцатку стран, включенных в рейтинг, хотя президент РФ Владимир Путин в 2012 году ставил такую задачу. СМИ утверждают, что Россия уже теряет интерес к рейтингу, а также что потенциал роста в нем, который у нее был, она исчерпала.

Как отмечает газета «Ведомости», несмотря на 31-е место, министр экономического развития Максим Орешкин считает, что поставленное президентом задание в целом удалось выполнить. «Если анализировать в целом ситуацию, во многом задача решена – 31-е место не так далеко от 20-го, особенно если учитывать, что мы стартовали со 124-го», – приводит газета слова министра.

 

Максим Орешкин
kremlin.ru

Орешкин подчеркнул, что ряд реформ 2017-2018 годов Всемирный банк еще не признал, а с их учетом Россия оказалась бы на 18-м месте. «Это оценка потенциала, где Россия может оказаться в ближайшие несколько лет, если Всемирный банк признает реформы и страна не будет отставать по проведению реформ от конкурентов», – пояснил он. Действительно, часть реформ не могла быть учтена: по условиям составления рейтинга, если реформа не завершена к 1 мая, она не учитывается в текущем выпуске.

Помощник президента Андрей Белоусов прокомментировал показатели России в свежем рейтинге так: «Результат шестилетней работы выдающийся. Мы стремились и будем стремиться расти в рейтинге Doing Business, но самоцель – улучшение инвестиционного климата. И результаты налицо, улучшение по всем позициям, по некоторым – абсолютно революционное».

В то же время газета «Коммерсантъ», отмечая, что на следующие годы задача войти в топ-20 рейтинга уже не ставится, выдвигает версию, что российские власти утрачивают интерес к показателям страны в рейтинге ВБ. Издание высказывает предположение, что для долговременного присутствия в топе рейтинга у России есть существенные препятствия – недостаточно эффективное государство и неподходящее устройство экономики.

 

Антон Табах

О том, были ли у России шансы войти в топ-20 рейтинга, и о том, верны ли утверждения, что российские власти теряют интерес к рейтингу, а также о препятствиях, которые не позволили продвинуться больше, и о проблемах бизнеса, которые остались за кадром, с «Полит.ру», поговорил Антон Табах, главный экономист «Эксперт РА», доцент ВШЭ и МГУ.

«В стремлении в топ-20 где бы то ни было (ну, разве что за исключением Олимпийских Игр и чемпионатов мира, где есть вполне конкретные плюсы от первых мест) важен процесс, а не результат. Россия болталась где-то в середине, а по некоторым параметрам – в хвосте рейтинга, а сейчас находится на 31 месте. И это достаточно хорошо.

Но надо помнить, что Doing Business – это только один из наборов параметров, причем достаточно волюнтаристский. Критики в его адрес звучит довольно много, и методология расчетов уже менялась. Грубо говоря, большинство вопросов, которые решали, были решены. Но если посмотреть, на что жалуется российский бизнес, окажется, что он жалуется не на сложности ведения бизнеса административного характера, на которых сосредоточен этот рейтинг. Здесь у нас все хорошо. Нет, бизнес жалуется на те аспекты, которые Doing Business не покрывает – от дороговизны кредитов до монополизации экономики, засилья силовиков в некоторых сферах.

Более того, сама методика расчетов рейтинга вызывает много вопросов. Поэтому хорошо, конечно, что мы поучаствовали в процессе, сделали в рамках этого много полезных вещей. Но 20-е или 31-е место у нас в этом рейтинге будет, разница для нас невелика. Все равно наверху рейтинг, если посмотреть, сидит определенная категория стран, которая там либо традиционно (потому что бизнесу там все легко), либо они дружны с теми, кто формулирует параметры рейтинга. Вот и все. Так что потеря интереса к рейтингу вполне возможна, и плоха она может быть только в том смысле, что если на него решат махнуть рукой, то естественным образом исходные данные в плане легкости ведения бизнеса и административных барьеров станут хуже, но само по себе положение дел не слишком изменится.

 

Места
pixabay.com

Да, у нас была задача, и мы ее достаточно хорошо выполнили. А что заняли место ниже того, на какое метили – ну, так и другие страны тоже не сидят, сложа руки. Я имею в виду не те, которые уже наверху, а те, которые в слое пониже. Так что фактически мы хорошо продвинулись, а дальше уже вопрос оценочный – тем ли мы занимались, так ли занимались. По тем вопросам, которые охватывает Doing Business, все уже достаточно хорошо. Проблемы, повторю, у нас коренятся в других сферах. Можно продолжать прилагать усилия в области снижения административных барьеров – в некоторых секторах экономики это еще важно. Но в остальных мы уже досокращались до минимума.

Или, допустим, взять технологии взаимодействия с госорганами. По мнению многих экспертов, процедуры взаимоотношений бизнеса с налоговой службой, например, стали очень высокотехнологичны и соответствуют самым высоким стандартам. Вопрос в том, кому от этого стало лучше или хуже. Думаю, налогоплательщики даже не очень рады, что налоговая хорошо и высокотехнологично работает.

 

Бизнесмен
pixabay.com

Для бизнеса остались существенными проблемы в других сферах, которые не охватывает Doing Business. К примеру, санкции и контрсанкции, которые рейтинг не покрывает. Ну, не рейтингом единым жив человек, что тут можно сказать… Да, санкции мы с себя сами не сбросим, но одна проблема бизнеса связана с контрсанкциями, всякими продуктовыми эмбарго, которые мы сами ввели. Хотя каким-то видам бизнеса и они оказались в плюс. И все это, опять-таки, не имеет отношения к рейтингу Doing Business.

В целом у нас, кончено, любят сосредоточиться на чем-то одном, на каких-то одних аспектах. Но вообще это все-таки хорошо, что мы решили участвовать в рейтинге и стремиться подняться в нем. И нет смысла критиковать место, на которое мы пришли в результате. Мы пришли хорошо, и дальше в этом рейтинге нам продвигаться, наверное, особо даже некуда. Потому что есть другие задачи, в том числе у государства», – сказал Антон Табах.

 

Источник: polit.ru

Добавить комментарий