В США говорят о «реабилитации» асбеста. Российские лоббисты бьются за него в Женеве

Facebook комбината «Ураласбест»

В 2018 году США импортировали 750 тонн асбеста — на 125% больше, чем в предыдущем году. Хотя абсолютная цифра по-прежнему сравнительно невелика (стоимость импорта составила всего около 1,5 млн долларов), в американских СМИ заговорили о возможности реабилитации асбеста на рынке строительных материалов. Основания для этих разговоров также дают некоторые решения органов власти США и личная позиция американского президента Дональда Трампа. Последний давно выступает за возвращение асбеста в строительную отрасль. Для России и Урала эта дискуссия важна, потому что здесь находятся основные мировые запасы хризотил-асбеста, потребление которого сейчас запрещено во многих развитых странах. Сами производители хризотил-асбеста настаивают на его сравнительной безопасности и готовятся к очередному заседанию сторон Роттердамской конвенции в мае 2019 года. Там будет решаться вопрос о судьбе хризотила и хризотиловой промышленности.

«Если бы не убрали асбест, Всемирный Торговый Центр бы не сгорел»

14 июня 2017 года в лондонской жилой многоэтажке Greenfell Tower произошел сильный пожар. Согласно основной версии, причиной стал неисправный холодильник на четвертом этаже. За четверть часа пламя охватило 24-этажное здание почти целиком. Тушить пожар пришлось около 10 часов. В огне погиб 71 человек, в основном бедняки из Африки и Ближнего Востока. 

Пожар в Greenfell TowerNatalie_Oxford on Twitter / Wikipedia

Здание Greenfell Tower было построено в 1974 году. Изначально оно было более пожаростойким, так как при его строительстве использовались панели из огнеупорного хризотил-цемента (хризотил — один из видов асбеста). Однако после того как в 1991 году хризотил в Великобритании был запрещен наряду с другими видами асбеста, в Greenfell Tower и множестве других зданий была проведена реконструкция: считающиеся опасными хризотил-цементные панели извлекли из стен и заменили их другими материалами, менее пожаростойкими. В декабре 2018 года в своей статье в журнале Toxicology and Applied Pharmacalogy независимый токсиколог Джон Хоскинс написал, что если бы оригинальные абсестовые панели оставались в здании, катастрофы бы не случилось.

Нечто похожее в 2012 году говорил более известный человек — Дональд Трамп. Тогда он был еще не президентом США, а крупным бизнесменом, инвестирующим в строительные проекты. «Если бы мы не демонтировали невероятно мощный огнеупор асбест и не заменили бы его мусором, который не работает, Всемирный Торговый Центр никогда бы не сгорел», — написал в своем твиттере Трамп, комментируя события 11 сентября. В комментариях тут же развернулась дискуссия: одни писали, что асбест вреден и ежегодно убивает больше людей, чем погибли 11 сентября; другие отвечали, что асбест спасает жизней больше, чем любой другой строительный материал.

«Одобрено Дональдом Трампом»

Позиция Дональда Трампа по поводу пользы хризотил-асбеста последовательна. Еще в 1997 году в своей книге «Искусство возвращаться» он писал о том, что анти-асбестовая кампания в США «велась мафией». После избрания Трампа президентом американское правительственное агентство по защите окружающей среды (EPA) заявило о новых правилах использования асбеста в США. Хотя формально нововведения подавались как ограничения, антиасбестовое лобби осталось им недовольно: новые правила по сути позволяют использовать многочисленные изделия из хризотила в случае получения разрешения, что никак не ограничивает импорт асбеста, а может только увеличить потребление.

Хризотил применяется не только в строительстве. Благодаря уникальным свойствам и сравнительной дешевизне он используется в машиностроении и металлургии, химической промышленности, производстве бумаги, спецодежды (например, для пожарных), автомобилестроении. Важным способом применения асбеста являются асбестоцементные трубы, прокладка которых считается одним из самых эффективных и дешевых способов водоснабжения.

Согласно данным Геологической службы США, сейчас 99% потребляемого в США хризотил-асбеста поступает туда из Бразилии и лишь около 1% — из России (в том числе, по некоторым данным, российский хризотил покупают для нужд NASA). Тем не менее позиция США как крупнейшей экономики мира и ведущего политического игрока оказывает влияние на другие страны, поэтому российские производители хризотила внимательно наблюдают за действиями американских властей и статусом асбеста в Америке.

После высказываний Трампа его потрет появился на продукции уральского предприятия. «Шутка рабочих», — пояснили на комбинатеFacebook «Ураласбеста»

В прошлом году, после того как Дональд Трамп заявил, что хризотил-асбест является «на 100% безопасным после применения», в соцсетях комбината «Ураласбест» появилась фотография партии хризотила с наклейкой: портрет Трампа и надпись «Одобрено Дональдом Трампом, 45-м президентом США». В пресс-службе комбината пояснили, что это была шутливая инициатива рабочих, которые хотели напомнить о важности поддержки хризотилового производства. От асбестовой промышленности целиком зависит экономика 65-тысячного моногорода Асбеста, находящегося в 85 километрах от Екатеринбурга на крупнейшем в мире Баженовском месторождении асбестовой руды. 

Лоббисты хризотила

Разумеется, «Ураласбест» вместе с другими производителями хризотил-асбеста выступает за сохранение промышленности. Создана «Хризотиловая ассоциация», учредителями которой стали асбестовые ГОКи и предприятия России и Казахстана. Ассоциация распространяет информацию о преимуществах хризотил-асбеста, поддерживает несколько сайтов и запускает креативные рекламные кампании (одна из них, например, была посвящена продвижению шифера — знакомого каждому строительного материала, который делают из хризотил-цемента).

«Хризотиловая ассоциация» также поддерживает несколько сайтов на иностранном языке, потому как главный фронт борьбы за статус хризотил-асбеста проходит в США и Европе, а большая часть российского асбеста (около 80%) идет на экспорт. Раз в два года в Женеве собираются стороны, подписавшие Роттердамскую конвенцию об отдельных опасных химических веществах. С 2011 года к конвенции присоединилась Россия — во многом как раз для того, чтобы влиять на дискуссию по хризотилу. Вопрос о запрете хризотила ставился в рамках конвенции уже шесть раз, в очередной раз тема будет обсуждаться в мае 2019 года. Производители хризотила настаивают, что этот материал сравнительно безопасен при контролируемом использовании и попал в число «опасных» за компанию со своим действительно смертоносным собратом — амфиболом. 

Два асбеста

Асбест — это общее название для нескольких типов волокнистых материалов. Основные вида асбеста — это хризотил-асбест (белый асбест) и амфибол-асбест. У последнего волокна хрупкие и иглообразные, из-за чего их частицы легко вдохнуть, и при определенных условиях это может вызвать заболевания легких, включая рак. Хризотил менее опасен, хотя споры о степени его вреда продолжаются. Производители хризотила говорят, что в изделиях он находится в связанном состоянии (например, с цементом) и поэтому при правильном использовании потребителям вреда не приносит, а при производстве соблюдаются необходимые меры безопасности. На сайте «Хризотиловой ассоциации» опубликовано немало материалов о безопасности хризотила, в том числе со ссылкой на западные научные исследования.

Асбестовый карьер в КанадеDanitaDelimont.com / GlobalLookPress

Тем не менее на сайте Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) говорится, что «все виды асбеста вызывают рак легких, мезотелиому, рак гортани, рак яичников и асбестоз (фиброз легких)». Асбест (без уточнения типа) внесен в список канцерогенов первой категории — наряду с этанолом, плутонием-239 и формальдегидом (а также солнечной радиацией, соленой рыбой и сосисками). 

На сайте ВОЗ уточняется, что асбест попадает в органы дыхания вблизи точечных источников загрязнения — заводов, работающих с асбестом, или в помещениях, построенных с использованием рыхлых (крошащихся) материалов, содержащих асбест. И все-таки ВОЗ рекомендует признать тот факт, что «самым эффективным способом ликвидации болезней, связанных с асбестом, является прекращение использования всех видов асбеста».

Антиасбестовая кампания

Руководствуясь подобными заключениями, многие страны мира начиная с 1970-х годов ограничивают или запрещают использование асбеста. В 2005 году применение всех видов асбеста было полностью запрещено в Европейском союзе. В США асбест официально разрешен к использованию, хотя еще в 1980-х годах началась масштабная кампания по его удалению из зданий и сооружений. Страдавшие заболеваниями легких подавали иски к производителям изделий асбеста. Удаленный асбест старались заменять на аналоги — например, стеклопластик (fiberglass). Последний до 2001 года также считался вредным канцерогеном, однако затем был выведен из списка вредных веществ. Правда, выяснилось, что некоторые научные исследования в пользу безвредности стеклопластика были оплачены организациями, лоббирующими интересы производителей.

В 2009 году в Великобритании вышла книга «Напуганные до смерти»  британских журналистов-расследователей Кристофера Букера и Ричарда Норта. Одна из глав этой книги, рассказывающей о современных фобиях, была посвящена антиасбестовой кампании на Западе. По мысли журналистов, сравнительно безопасный хризотил, с одной стороны, стал жертвой путаницы (его запретили вместе с опасным «братом» амфиболом), с другой — жертвой жадности строительных и юридических компаний. Последние, как считают авторы книги, наживались соответственно на работах по удалению асбеста из зданий и коллективных исках к производителям асбеста (вероятно, именно их имел в виду Дональд Трамп, когда говорил об антиасбестовой «мафии»). 

Фабрика комбината «Ураласбест»Facebook комбината «Ураласбест»

Журналисты приводили аргументы в пользу того, что многие иски пострадавших от асбеста не имели веских оснований и, по сути, были мошенническими. Например, по их данным, независимые медицинские проверки выявили, что лишь в 4,5% рентгенограмм, предъявленных в суды предполагаемыми жертвами асбеста, были обнаружены реальные следы каких-либо повреждений (и не факт, что они не были вызваны другими причинами, например курением). Букер и Норт назвали «асбест» «самым дорогим словом в истории», отмечая, что если бы по случайности амфибол и хризотил не назвали одним термином, «никто бы даже не обратил на него [хризотил] никакого внимания». По их оценкам, «асбестовые» претензии суммарно составили около $200 млрд и в основном легли на плечи страховщиков, которые в свою очередь переложили расходы на клиентов.

Индустрия под угрозой

В России хризотил-асбест также разрешен к использованию, однако существуют предельно допустимые концентрации асбестовой пыли в воздухе для промышленных предприятий и населенных мест. Правительство РФ официально поддерживает производителей асбеста, в том числе в переговорах по Роттердамской конвенции. Главные аргументы производителей хризотил-асбеста — незаменимость огнеупорного материала и социальная ответственность перед рабочими, в первую очередь жителями уральского моногорода Асбеста. 

Депутаты Асбеста готовят письмо в Женеву в защиту хризотилового комбината

Выручка от продажи российскими предприятиями асбеста, по разным оценкам, составляет от 300 до 600 млн долларов в год. В хризотиловой промышленности непосредственно занято около 30 тысяч человек, а с учетом членов семей и сопутствующих бизнесов, запрет хризотила ударит по 250 тысячам россиян. В годовом отчете компании за 2017 год говорится, что компания видит риски в международной антиасбестовой компании, развернутой в мире «производителями химических веществ, якобы заменяющих хризотил-асбест».

По данным Геологической службы США, Россия является поставщиком 55% асбеста в мире. Возможно, запрет хризотила мог бы стать частью международного давления на Россию. Тем более что западное общественное мнение в целом и так настроено к хризотилу негативно. Однако, судя по всему, человечество пока не готово полностью отказаться от хризотила: по крайней мере в развивающихся странах он по-прежнему необходим для водоснабжения, борьбы с пожарами и кровельных работ. 

Источник: znak.com

Добавить комментарий