Россия рискует упустить «цифровой» шанс на экономический рост

Photo by Fabian Grohs on Unsplash

Опубликованные на днях цифры вклада цифровой экономики в ВВП России дают повод для оптимизма: ее доля составила 5,6%, впервые превысив долю сельского хозяйства. Цифровой сектор — про который еще недавно говорили, как про нечто периферийное для «большой экономики», своего рода «вишенку на торте», — становится ключевым драйвером экономического роста, столь необходимого стране. 

При этом цифровая доля ВВП все еще остается ниже почти в два раза, чем в экономике США или стран ЕС; среди стран БРИКС мы уступаем по данному показателю Китаю и Бразилии. Также надо учесть, что увеличение доли в России происходит на фоне весьма умеренного роста экономики в целом. По этим причинам можно говорить, скорее, не о состоявшемся достижении, а об успешном начале длинного стратегического пути. Безусловно, одним из важных факторов изменения отношения к «цифре» стала масштабная институционализация идеи национальной цифровой трансформации, выразившаяся в разработке соответствующих стратегий и создании ряда организационных решений для их воплощения. 

«Сделать каждый бизнес цифровым»

Экономика становится цифровой не тогда, когда в ней появляется относительно сильный специализированный сектор, а когда цифровые технологии проникают во все отрасли. Весьма емко эта идея сформулирована в цифровой стратегии Великобритании: «Сделать каждый бизнес цифровым бизнесом». Для России, имеющей высокую долю промышленности в ВВП, ключом к цифровому развитию является насыщение инновационными технологиями традиционных промышленных производств, перевод их в средне- и высокотехнологичные сегменты, позволяющие конкурировать на внутреннем и глобальном рынках на основе качества продукции, а не ее цены. Важным индикатором успеха в этом направлении был бы рост доли машин и оборудования в экспорте, стагнирующей на протяжении практически 20 лет. Именно этот сектор не только дает высокую добавленную стоимость, но и является своего рода «лакмусовой бумажкой», показывающей конкурентоспособность национальных технологий на мировом рынке.  

Что сдерживает в настоящий момент проникновение цифровых технологий в ткань российской экономики? Некоторые ответы на это дает исследование, проведенное Московской школой управления «Сколково» осенью 2018 года в сотрудничестве с Министерством экономического развития России. Исследование включало развернутые интервью с менеджерами, отвечающими за цифровую трансформацию в ряде ключевых госкорпораций, относящихся к самым разным сегментам экономики. 

В целом можно отметить, что идея неизбежности цифровой трансформации прочно принята на высшем уровне руководства большинства российских компаний — как с государственным участием, так и частных. Существует определенный разброс мнений в отношении того, что именно это означает в применении к деятельности крупной производственной компании, и этот разброс совершенно естественен. Именно широкий фронт смелых экспериментов позволит отечественным компаниям создать цифровые решения, конкурентоспособные в мировом масштабе. 

Собственно, нигде в мире нет полного консенсуса о методах, инструментах и даже целях в области цифровизации экономики. В реальности все страны находятся примерно на одной позиции с точки зрения цифровой зрелости — если смотреть на нее в стратегической перспективе. Похожим образом выглядела ситуация с первой волной информатизации в 1950-е годы. Через 60 лет картина предстает радикально другой, чем она виделась современникам: многие вопросы, по которым шли чрезвычайно острые дебаты, оказались совершенно несущественными; с другой стороны, ряд периферийных, по меркам того времени, явлений оказался определяющим для выигрыша в компьютерной гонке. Ключевой урок, который мы можем извлечь из цифрового прошлого: скорость распространения цифровых решений важнее, чем их качество «в моменте», ключом к успеху является квалификация не исполнителей, а заказчиков. 

Готовы ли госкомпании к цифровизации?

В свете этого знания нынешняя структура российской экономики, основанная на концентрации ключевой промышленной активности в ограниченной группе сверхкрупных корпораций с госучастием, представляет скорее вызов, чем возможность для цифровой трансформации. С одной стороны, в ходе нашего исследования мы нашли множество очень интересных, прорывных примеров внедрения цифровых технологий. Такие госкорпорации, как Сбербанк стали признанными инновационными лидерами в своих отраслях, причем не только в России, но и в мире. Интересным открытием, полученным в ходе исследования, была степень проактивности предприятий ВПК по отношению к цифровым технологиям, не только поддерживающим традиционные производственные процессы, но и создающим радикально новые бизнес-модели (вроде контракта жизненного цикла). 

С другой стороны, сама парадигма госкомпании, для которой рыночный успех деятельности — измеренный в виде прибыли или биржевой капитализации — не является ключевым приоритетом, создает своеобразную корпоративную культуру, в целом сопротивляющуюся изменениям. Кардинальный редизайн бизнес-процессов, творческое разрушение, право на крупную ошибку — эти концепции не очень хорошо согласуются с преобладающим в стране менеджерским менталитетом. Также против нас играет широко распространенный взгляд на рыночную конкуренцию как на экономическое зло, растрату ресурсов, — игнорирующий созидательную роль конкуренции в условиях бурного проникновения новых технологий, траектория развития которых не поддается прогнозу. В итоге в России вполне реален риск повторения на новом материале ошибок централизованной экономики СССР, в результате которых он на рубеже 1970-х безнадежно потерял позиции в разработке гражданских компьютеров.

Нас там не ждут. Но мы все равно должны прийти

В условиях относительно небольшого внутреннего рынка (около 3% мирового), вдобавок сконцентрированного в руках весьма специфических заказчиков — госкорпораций, чрезвычайно важно, чтобы российские цифровые компании максимально настойчиво развивали экспортные рынки. Только успешная конкуренция с мировыми грандами в глобальном пространстве даст уверенность, что разрабатываемые ими решения действительно эффективны с точки зрения как цены, так и качества. Здесь необходимо с ходу запретить себе популярную максиму «нас там не ждут». Конечно, не ждут. Как не ждали в свое время на международных рынках Toyota, Sony, Samsung или Huawei. Нигде и никогда в мировой экономической истории не было радости по поводу прихода на рынок новых конкурентов. Однако перечисленные примеры — которые можно долго множить — показывают, что «не ждут» вполне себе преодолимо при наличии стратегического видения и качественного продукта. 

Впрочем, есть группа рынков — пусть и не очень больших — где нас вполне еще ждут. Буквально на наших глазах начинается бум цифровизации в Средней Азии: Казахстане, Узбекистане, Туркменистане. Недавняя общность культурного, экономического и технического пространства, отсутствие языкового барьера, наличие многочисленных личных связей — все эти факторы теоретически делают российские компании претендентами номер один на участие в цифровой трансформации этих стран. К сожалению, пока что со стороны российских цифровых лидеров не видно серьезного интереса к этим рынкам. Конечно, многие недавние примеры — вроде вынужденного ухода МТС из Туркменистана — говорят о том, что среднеазиатские рынки несут не только возможности, но и серьезные риски. Однако это никак не останавливает, скажем, китайские технологические компании, неуклонно укрепляющие там свои позиции, выстраивающие длинную стратегическую игру. Еще несколько лет — и окно возможностей на рынках Средней Азии для российских игроков может полностью закрыться. 

Подводя краткие итоги: цифровая экономика является главным — если не единственным — шансом на ускорение экономического роста России. Использовать этот шанс мы сможем лишь в том случае, если настроимся на изменение сложившейся парадигмы централизации экономической жизни в громоздких иерархических структурах, в «корпоративном ДНК» которых заложено сопротивление изменениям. Лишь максимальный выход в мировое пространство рыночной конкуренции приведет к разработке действительно эффективных и востребованных продуктов и решений. В этом поиске ниши на глобальном рынке полезно быть внимательным к возможностям, открывающимся в сопредельной нам «большой Евразии» и проактивно использовать их.  

Публикации рубрики «Мнение» выражают личную точку зрения их авторов.

Автор — руководитель исследовательской лаборатории инноваций и цифровых технологий Московской Школы управления «Сколково». 

Источник: znak.com

Ещё новости

Добавить комментарий