Как во власти шла борьба по поводу «законопроектов Клишаса»

Сайт Госдумы РФ

Госдума приняла в первом чтении скандальные законопроекты о запрете выражения неуважения к власти и о штрафах для СМИ за «фейки».

Само принятие законопроектов сопровождалось набором весьма странных скандалов. Как правило, репрессивные законопроекты с таким составом авторов (сенатор Андрей Клишас — председатель комитета по законодательству в Совете Федерации, депутат Госдумы Дмитрий Вяткин — первый зампред такого же комитета в Госдуме) принимают без особых помех. Но не в этот раз.

Дискуссия вокруг законопроектов

Сначала законопроект на расширенном заседании комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи раскритиковали буквально все присутствовавшие, включая представителей правительства и Генпрокуратуры, а также экспертного сообщества и СМИ.

Замминистра Алексей Волин не смог присутствовать на мероприятии ввиду занятости, однако еще за несколько дней он раскритиковал инициативы, заявив, что формулировки по «выражению неуважения к обществу, представителям власти» являются слишком общими, а ограничения на нецензурную брань в законодательстве и так имеются. «Одна из задач государственных органов — спокойно выслушивать критику своей работы. Не сахарные» — в частности, высказывался Волин (цитата по «Ведомостям»). 

Представитель Минсвязи Екатерина Ларина также заметила, что фактически законопроект про «фейкньюс» предполагает «наказание за слухи» и напомнила, что борьба с фейкньюс на Западе как правило используется для давления на Russia Today и другие российские медиа. Также Ларина заметила, что практически в 100% случаев «фейки» сперва публиковались и тиражировались в соцсетях и только в отдельных случаях подхватывались СМИ, так что штрафы для медиа — это шаг, не решающий саму проблему.

Отрицательно по поводу новелл неожиданно высказалась и представитель Генпрокуратуры, замначальника правового управления ведомства Екатерина Артамонова. Она назвала нынешние формулировки законопроектов «оценочными» и допускающими излишне широкое толкование, согласившись, таким образом, с позицией представительницы министерства связи. По словам Артамоновой, принятие решений по данным законопроектам будет невозможно без проведения лингвистических экспертиз, что потребует значительных временных затрат.

Также, по словам Артамоновой, в обоих законопроектах нет достаточных критериев для реализации внесудебного порядка блокировки сайтов. «Это также может повлечь, с нашей точки зрения, необоснованное ограничение конституционных прав граждан на свободное распространение информации», — сказала представитель надзорного ведомства. 

Сенатор Андрей Клишас стал новым антигероем российской политики. И это заставило его нервничать: он ушел с заседания профильного комитета, а потом вовсе уехал на ТаймырАлександр Натрускин / РИА Новости

В итоге сенатор Клишас разнервничался и покинул обсуждение собственного законопроекта досрочно, сославшись на дела в Совете Федерации. Не было сенатора и на пленарном заседании Госдумы при принятии его законопроекта в первом чтении: законодатель уехал на Таймыр.

После заседания профильного комитета странности продолжились. Сперва правительство неожиданно заявило, что даст скорее положительный отзыв, потом гнев на милость резко сменила Генпрокуратура, дав положительный отзыв, но с оговорками.

В кулуарах противникам законопроекта стали обещать, что его «сильно доработают» ко второму чтению, хотя на обсуждении в комитете речь как раз шла о том, что доработать его просто нельзя.

СПЧ объяснил, чем именно плохи законопроекты

Отрицательное заключение на законопроект дал и Совет при президенте по правам человека. В экспертном заключении, в частности, обращается внимание на то, что использование формулировки «заведомо недостоверная» применительно к общественно значимой информации крайне проблематично само по себе. По делам о таких административных правонарушениях будет практически невозможно установить наличие умысла, т. е. доказать факт осознания нарушителем недостоверности распространяемой им информации и опасности причинения каких-либо тяжких последствий. В свою очередь отсутствие должного внимания судов к установлению умысла в подобных делах неминуемо приведет к нарушению конституционных прав граждан на свободу получения и распространения информации, на свободу слова, свободу выражения мнения и свободу массовой информации (статьи 29 Конституции РФ).

С другой стороны, по действующему законодательству, независимо от того, распространяло ли лицо ложную или правдивую информацию, в случае если оно при этом публично призывало граждан к противоправной активности либо если информация была запрещенной, его действия могут квалифицироваться по соответствующим статьям Уголовного кодекса РФ (статья 280 о призывах к экстремизму, статья 205.2 о призывах к терроризму, статья 212 о массовых беспорядках и т. д.) и Кодекса РФ об административных правонарушениях (статья 20.29 о распространении экстремистских материалов и т. д.).

Относительно законопроекта № 606594-7, касающегося ответственности за проявление неуважения к власти в неприличной форме, в экспертном заключении Совета, в частности, отмечается очевидная правовая неопределенность понятия «выражение явного неуважения в неприличной форме». Можно предположить, что авторы проекта намерены выйти за пределы понятия «нецензурная брань», однако невозможно даже представить, насколько далеко. Так, неясно, будут ли подпадать под действие проектируемой статьи карикатуры, анекдоты, скетчи, репризы. Соответственно, непонятно, в чем должно выражаться неуважение к государственным символам.

Госдума в первом чтении приняла законопроекты о фейковых новостях и неуважении к власти

К тому же действия, направленные против государства, конституционного порядка и представителей власти, провокационные высказывания по действующему законодательству уже влекут ответственность по статье 329 УК РФ «Надругательство над государственным гербом Российской Федерации или государственным флагом Российской Федерации», статье 319 УК РФ «Оскорбление представителя власти», статье 152 ГК РФ «Защита чести, достоинства и деловой репутации».

По мнению Совета, вопросы выражения в неприличной форме явного неуважения к обществу вполне успешно регулируются в Интернете правилами, которые устанавливают для своих пользователей социальные сети и в соответствии с которыми рассматривают жалобы на оскорбительный контент. Попытка же государственного регулирования стилистических особенностей общения между гражданами в Интернете потребует неоправданного вложения огромных средств в борьбу с повседневной грубостью, которая не представляет общественной опасности и не может быть искоренена средствами административной или уголовной репрессии, считают в СПЧ.

Отзыв правительства доставили ночью

Совокупность странностей и скандалов продолжилась историей с отзывом правительства, который еще накануне вечером так и не дошел до Госдумы. Более того, Совет Госдумы принял решение: если отзыв не поступит до утра четверга, когда было намечено первое чтение, то оба законопроекта будут сняты с рассмотрения.

Отзыв правительства в итоге поступил, видимо, ночью, что позволило не снимать законопроекты с рассмотрения.

За законопроект о наказании граждан за неуважение к власти проголосовало 332 человека, против — 44. За законопроект о наказании СМИ за фейки — 336 человек, против — те же 44 человека. Пофамильное голосование пока недоступно на сайте Госдумы.

Ко второму чтению «пакет Клишаса» может измениться как в лучшую, так и в худшую сторону. Еще в прошлом созыве в нижней палате парламента началась тенденция принятия «за основу» вообще любого законопроекта на некую тему, после чего ко второму чтению в нем могут появляться поправки, в корне меняющие саму концепцию законопроекта. К примеру, когда принимался «пакет Яровой» с поправками против терроризма и по контролю переписки и телефонных разговоров россиян, ко второму чтению в нем обнаружилась поправка о «реестре блогеров», согласно которым блогер с более чем двумя тысячами просмотров в день приравнивался в СМИ. Норма оказалась мертвой и с 2017 года перестала действовать.

Теоретически даже принятые в первом чтении законопроекты еще могут уйти под сукно. Так, к примеру, после событий в Кемерово один законопроект по борьбе с fake news уже вносился в Госдуму и был принят в первом чтении, однако дальше дело не пошло.

Законопроекты, не нужные почти никому

Нынешний пакет явно принимался при прямом давлении на всех причастных с верхних эшелонов власти, что не мешало заинтересованным сторонам оказывать сопротивление. Это не слишком характерно для российской политики. Можно сказать, что с законопроектами Клишаса произошел редкий случай: вертикаль власти на время утратила свое единство. 

Нынешние законопроекты на самом деле не нужны никому, кроме как паре-тройке авторов в высоких кабинетах.

Правительству предстоит принимать все новые непопулярные реформы и лишний раз ронять свой рейтинг очередными показными репрессиями для него нет смысла.

Генпрокуратура в последние годы позиционирует себя скорее как институт «борьбы с ошибками на местах», прилагая много усилий, вмешиваясь в резонансные дела и пытаясь иметь «человеческое лицо».

Пожалуй, в стороне от борьбы остались только депутаты Госдумы и сенаторы. С сенаторами все понятно: они не зависят от избирателей и интегрированы в региональные вертикали власти, находящиеся в подчинении Кремля. А вот поведение депутатов вызывает вопросы. Во многих регионах осенью состоятся выборы. Более того, многие из депутатов Госдумы планируют в 2021 году идти на новый срок. В ситуации падения рейтингов власти и ухудшения общественных настроений, запроса на критику принятие очередных репрессивных законопроектов должно было бы критичнее восприниматься в депутатском корпусе. Однако корпус этот, видимо, в новые реалии перестроиться не может и пока не представляет, что однажды ему придется выигрывать на выборах действительно электоральными методами — бороться за симпатии избирателей, а не Кремля.

Источник: znak.com

Добавить комментарий